?

Log in

No account? Create an account

СТАЛИНГРАД

Великий город великого народа

Previous Entry Поделиться Next Entry
Строителям Сталинградского укрепрайона посвящается!
a_n_g_a_r_skaya wrote in prostalingrad

Здравствуйте уважаемые друзья!

Мы привыкли слышать о Сталинграде как о Крепости на Волге. Хочу представить вашему вниманию статью о тех людях, чьими трудами Сталинград превратился в крепость. Речь пойдёт о военных строителях и тех мирных жителях Сталинградской области кто участвовал в строительстве оборонительных сооружений Сталинградского укрепрайона. Это сотни тысяч человек, наши деды и бабки. Сегодня мало кто знает, что предвидя возможное крупное наступление вермахта на Сталинградском направлении, советское военно-политическое руководство еще в 1941 г. приняло решение о заблаговременной подготовке здесь глубоко эшелонированной обороны. 13 октября 1941 г. ГКО принял постановление о строительстве оборонительных рубежей в большой излучине Дона: чирско-цимлянского (по рекам Чир и Цимла от Вешенской до Цимлянской) и сталинградского (по линии Клетская, Суровикино Верхнекурмоярская). Эти рубежи являлись составной частью государственного рубежа обороны. Они состояли из опорных узлов каждый протяжением до 20 км по фронту на основных направлениях Клетская, Калмыков, Суровикино, Верхне-Чирская, Нижне-Чирская. Надо сказать, что помимо Сталинградского направления внимание уделялось и многим другим- крупные города на Московском направлении, на южном Ростов на Дону, все крупные города на Волге.

На подступах к Сталинграду намечалось строительство внешнего оборонительного обвода по линии Горная Пролейка, ст. Абганерово, Райгород и трех полукольцевых оборонительных обводов: среднего, внутреннего и городского. Кроме того, планировалось строительство трех тыловых рубежей на левом берегу Волги и нескольких отсечных рубежей. Протяженность всех рубежей составляла около 2 тыс. км.

Для возведения оборонительных рубежей на Сталинградском направлении из-под Харькова в октябре 1941 г. направляется 5-е управление оборонительных работ, возводившее рубежи вокруг Харькова и отчасти вокруг города Сталино. С началом строительства Сталинградских рубежей оно было переформировано в 5-ю саперную армию, командующим которой назначен начальник этого управления бригадный инженер А.Н. Комаровский, а членом Военного совета – бригадный комиссар И.А. Григоренко.

В связи с большой протяженностью рубежей и постановкой новых задач, в частности строительства Астраханского рубежа, в начале декабря 1941 г. из состава 5-й саперной армии были выделены 5-е и 19-е управления оборонительных работ НКО. Эти управления подчинялись командующему 5-й саперной армией, который одновременно был и заместителем начальника Управления оборонительных работ НКО СССР, а штаб армии осуществлял военно-техническое руководство и тыловое обеспечение этих управлений.

Для усиления военно-строительных органов и частей в распоряжение командующего 5-й саперной армии было передано 16-е армейское управление военно-полевого строительства, переформированное затем в 14-ю отдельную саперную бригаду (командир майор В.Н. Столяров). Условия формирования бригад 5-й саперной армии мало чем отличались друг от друга. Управление 14-й бригады формировалось на базе 16-го армейского военно-полевого строительства, которое было образовано в свою очередь из УНС Юго-Западного фронта. Командно-политический состав 20 саперных и одного автомобильного батальона комплектовался из офицеров запаса Сталинградской области. Рядовой состав пополнялся за счет призыва военнообязанных старших возрастов, привлеченных на оборонительные работы.

Большинство командиров, признанных из запаса, обладали лишь элементарными военными знаниями, полученными на редких краткосрочных сборах комсостава запаса, Теперь надо было учиться самим и одновременно учить подчиненных, внедрять воинскую дисциплину и быть образном дисциплинированности, привыкать к неизбежным лишениям военного времени и помогать личному составу переносить их. Специальную военно-инженерную подготовку имели лишь немногие, но упорный труд, стремление к освоению основ строительного дела помогли командирам стать технически грамотными руководителями.

Ядро рядового состава батальонов составляли колхозники старших возрастов. Большинство из них по ряду причин в армии не служили и с воинскими порядками знакомы не были. Многие считали себя временно мобилизованными на оборонительное строительство и со дня на день ожидали распоряжения о роспуске по домам. С таким настроением пришлось решительно бороться.

Первоочередной задачей командиров и политработников являлось скорейшее наведение твердой воинской и производственной дисциплины. В начале среди личного состава бригады было широко распространено мнение о бесцельности строительства рубежа: враг далеко, к Сталинграду его не подпустят.

К сожалению, такого мнения придерживались и многие руководители. Вот что писал в своих дневниковых заметках 19 октября 1941 г. секретарь Сталинградского обкома ВКП(б) А.С. Чуянов: «...С «большим скрипом» идет комплектование рабочей силы, инженерно-технического персонала на строительство Сталинградского оборонительного рубежа. Беседы с некоторыми руководителями заводов строительных организаций утверждают во мне мысль, что нет ясного понимания значения этих работ. Наоборот, впечатление от разговоров с товарищами такое, что многие из них считают: зачем строить рубежи, когда враг за тысячу километров. Сейчас есть дела, куда поважнее. Эти нездоровые настроения надо разбить...».

Всему партийному аппарату и командному составу пришлось много поработать, разъясняя значение оборонительных рубежей, необходимость их возведения в сжатые сроки. Было доведено до каждого подразделения требование Государственного комитета обороны «Строить больше противотанковых и противопехотных препятствий».

В ноябре 1941 г. состоялся расширенный пленум Сталинградского обкома и горкома партии, где обсуждались вопросы организации и ведения оборонительных работ на рубежах. В выступлении командующего 5-й саперной армией А.Н. Комаровского были подняты вопросы, мешающие выполнению постановления ГКО. Командующий подверг критике руководителей некоторых районов. Выполнение решения ГКО о мобилизации трудармейцев на строительство рубежей составляло около 20 %. «Ряд работников, - отметил командарм, – восприняли оборонительное строительство как очередную кампанию, как дело 5-й саперной армии, а не всех Сталинградцев». Пленум поддержал А.Н. Комаровского, принял необходимые меры к окончанию строительства рубежей.

Изучение материалов комитета обороны, начиная с конца октября 1941 г., показывает, что Сталинградский комитет обороны решал задачи мобилизационного, материально-технического, бытового, идеологического обеспечения оборонительного строительства, не вмешиваясь в распорядительные функции командного состава военно-строительных организаций.

Руководители городского комитета обороны во главе с А.С. Чуяновым мобилизовали на оборонительные работы все строительные организации города с их материальными ресурсами, личным составом, механизмами, транспортом.

На громадном пространстве, а соответствии с планом, развернулись оборонительные работы. К концу 1941 г. на сталинградских рубежах работали 88 тыс. бойцов 5-й саперной армии и управлений оборонительного строительства. Кроме того, трудилось еще 107 тыс. жителей города и области.

Сложные погодные условия в зимние месяцы 1941 г. создали серьезные трудности для строителей. Они должны были вести земляные работы в степях при 30-градусных морозах с сильными ветрами и метелями. «Борьба с обмораживанием людей, работающих на рубежах, – писал А.Н. Комаровскнй, – стала первостепенной задачей... Необычно трудной была доставка по заметенным пургой степным дорогам продовольствия и всего необходимого для жизни и работы. Ведущей фигурой на строительстве стали саперы-подрывники. Никакой инструмент не брал твердую как гранит землю. Только взрывчатка».

Командование 5-й саперной армии издало приказ «О проведении земляных работ в зимнее время», который обязал в каждой бригаде организовать подразделение подрывников из расчета 5 человек на батальон, а командиру 14-й бригады, кроме того, поручалось подготовить еще 60 подрывников для 5-го и 19-го управлений военно-полевого строительства.

Обучение продолжалось всего 5–6 дней, подрывники быстро освоились со своей опасной работой. Однако вскоре выяснилось, что отпускаемой из Главного управления оборонительного строительства Наркомата обороны взрывчатки не хватает для выполнения намеченного объема работ. Тогда, по указанию обкома партии, на кирпичном заводе № 5 г. Сталинграда освоили производство динамона «О». Эта взрывчатка была отличного качества.

За три зимних месяца были построены сотни батальонных узлов обороны, вынуто 8 млн. кубометров промерзшей земли, вырыто 420 км противотанковых рвов, сооружено 6,5 тыс. огневых точек и 3,3 тыс. землянок».

Значительно ускорило возведение дотов и командных пунктов использование сборных железобетонных элементов и металлических бронеколпаков, которые изготавливались на Сталинградских предприятиях и доставлялись в районы оборонительного строительства. В решении этих вопросов большую настойчивость и энергию проявили А.Н. Комаровский, А.М. Волынскнй, В.Г. Бублик, И.Г. Чепайкин и др.

К концу февраля 1942 г. скорректированные Государственным комитетом обороны работы на Сталинградских рубежах были прекращены. Но не на долго…

«… благодаря обер-лейтенанту Шульце-Бойзену, служившему в главном штабе германских ВВС и работавшему на советскую разведку. 23 марта (1942 года) в ГКО поступило следующее сообщение: «Главный удар будет нанесен на южном участке с задачей прорваться через Ростов к Сталинграду и на Северный Кавказ, а оттуда – по направлению к Каспийскому морю. Этим немцы надеются достигнуть источников кавказской нефти. В случае удачи операции с выходом на Волгу у Сталинграда немцы наметили повести наступление на север вдоль Волги... и предпримут основные операции против Москвы и Ленинграда, так как захват их является для немецкого командования делом престижа»

Уже весной и в начале лета 1942 г. военное положение СССР вновь резко ухудшилось.Как ни тяжело складывалась для советских войск обстановка на различных участках, самыми неблагополучными оказались юго-западное, а тем более южное направления. Немецкое командование сумело срезать Барвенковский выступ, разгромить войска Юго-Западного фронта, а Южному нанести серьезное поражение. На фронте в 600–650 км, между Таганрогом и Курском, противник осуществил прорыв и стремился окружить и уничтожить войска Брянского, Юго-Западного и Южного фронтов западнее Дона. В обороне образовалась огромная брешь, куда и устремились германские войска. Во второй половине июля в большой излучине Дона развернулись кровопролитные бои на Сталинградском и Кавказском направлениях. Советское командование вело борьбу за перехват стратегической инициативы, за коренной перелом в войне. В этой борьбе важное место отводилось оборонительному строительству.

Состояние оборонительных рубежей после весенних паводков вызывало обеспокоенность у командующего Сталинградским военным округом генерала В.Ф. Герасименко. 3 апреля 1942 г. в докладе Верховному Главнокомандующему он дал неудовлетворительную оценку их состояния и попросил выделить для восстановления и дальнейшего развития дополнительные силы и средства.

Советское Верховное Главнокомандование в предвидении возможного наступления противника заблаговременно стало принимать меры по усилению обороны на Сталинградском направлении. 10 июня 1942 г. в директиве Ставки ВГК определялись конкретные задачи по восстановлению и строительству второй очереди оборонительных рубежей. Требовалось «немедленно приступить к проведению рекогносцировок, строительству и восстановлению отсечного рубежа (от реки Сев. Донец через ряд населенных пунктов до реки Дон) и Сталинградского рубежа, упиравшегося обоими концами в Дон. Ставка ВГК приказывала строительство оборонительных рубежей производить силами саперной армии и управлений оборонительного строительства, обратив особое внимание на прикрытие главнейших направлений».

Кроме того, Ставка ВГК потребовала в начале июня занять оборонительные рубежи под Сталинградом 7-й резервной армией и по восточному берегу Дона 5-й резервной армией. Им было дано указание принять необходимые меры для восстановления и завершения работ на соответствующих участках линий обороны.

Организация оборонительного строительства между большой излучиной Дона и нижней Волгой была возложена на прибывшие туда в конце июня 24-е УОС во главе с М.М.Мальцевым и 26-е УОС во главе с военинженером 2 ранга И.Ш. Маренным. Соответственно каждое из этих управлений осуществляло руководство оборонительными работами, которые вели выделявшиеся для этого войска 5-й и 7-й резервных армий.

Большие масштабы строительства, развернувшегося на четырех оборонительных полосах, потребовали привлечения для этого ряда перегруппированных частей 6, 7, 8-й саперных армий и 29 отдельных инженерных и саперных батальонов. С прорывом немецко-фашистских войск на правом крыле Юго-Западного фронта необходимо было включить в оборонительные работы значительные контингенте населения Придонья и Поволжья.

Сталинградская партийная организация получила указание Центрального Комитета партии предпринять все необходимые меры для укрепления подступов к городу. Руководствуясь этим требованием, городской комитет обороны во главе с А.С. Чуяновым мобилизовал на строительство оборонительных рубежей десятки тысяч Сталинградцев. В результате общая численность жителей Сталинграда, занятых на оборонных работах, достигла 225 тыс. человек.

В середине июля приступили к строительству севернее Сталинграда рубежа «А» части 7-й саперной армии полковника И.Е. Прусса. Проделав трехсоткилометровый марш от реки Айдар, где строился рубеж обороны, они должны были создать 70-километровую линию обороны в междуречье Волги и Дона западнее г. Дубовки. После тяжелейшего перехода под изнуряющим палящим солнцем строителям предстояло почти без отдыха начать сооружение нескольких тысяч огневых точек, многокилометровых танковых препятствий, нужно было переработать почти 900 тыс. кубометров грунта.

Тем временем полным ходом велись работы УОС-24 по развитию и восстановлению первой очереди рубежа «О». Для обеспечения высокой эффективности оборонительных сооружений, кроме противотанковых препятствий, строились дзоты и лишь на некоторых участках использовались бронированные колпаки, сборные железобетонные и цельнометаллические конструкции, имевшиеся на заводах Сталинграда.

На строительстве второй очереди рубежа «О», рубежей «К» и «С» сборные железобетонные и цельнометаллические огневые точки получили более широкое применение. В этом неоценимую помощь оказали сталинградцы. По указанию обкома ВКП(б) на строительство рубежей было передано с тракторного завода (директор К.А.Задорожный) более 400 поврежденных танковых корпусов. 380 танковых орудийных башен, с завода «Красный Октябрь» (директор ПЛ. Матвеев) – более 750 броневых колпаков, с других заводов – около 1700 железобетонных колпаков и других конструкций.

Советским командованием под Сталинградом велось строительство четырех оборонительных обводов вокруг города.

Внешний обвод «О» проходил по линии от Горной Пролейки на Волге по рекам Бердия, Иловля, Дон до устья его притока Мышкова, затем по реке Мышкова на Абганерово, озеро Цаца, Райгород. Протяжение обвода достигало 500 километров.

Смотреть Внешний оборонительный рубеж Сталинграда на большой карте

 

Внешний оборонительный обвод «О»

Внешний оборонительный обвод «О»
View Внешний оборонительный обвод Сталинграда in a larger map

 Средний, или второй, обвод «К» от Пичуги на Волге шел на запад, огибал с северо-запада Самофаловку, направляясь далее по рекам Россошка, Червленная к станции Тундутово, откуда повертывал на Красноармейск. Его протяжение составляло около 150 километров.

Смотреть Средний оборонительный рубеж Сталинграда на большой карте

Средний оборонительный обвод «К»

Средний оборонительный обвод «К»

Внутренний обвод «С» проходил по линии от Рынка на Волге через Орловку, станцию Гумрак, Алексеевку, Елхи, Красноармейск. Протяжение обвода — до 70 километров.


Просмотреть Внутренний оборонительный рубеж Сталинграда на большой карте

Внутренний оборонительный обвод «С»

Внутренний оборонительный обвод «С»

И, наконец, городской обвод «Г», непосредственно окаймлявший город, проходил по его окраинам от Рынка до Купоросного. Длина этого обвода равнялась 45 километрам.

Все эти оборонительные рубежи своими флангами упирались в Волгу.

Напряженность труда военных строителей достигла высокого накала, поскольку в ночь на 12 июля фашистские войска вторглись уже в пределы Сталинградской области и через день она была объявлена на военном положении.

В июле вследствие прорыва противника на ст. Абганерово и Тингута по приказу начальника инженерных войск Красной Армии генерала М. Воробьева военные строители УОС-26 в течение двух суток вывезли из Красноармейска 400 корпусов танков и танковых башен и установили их на рубеже ст. Тундутово, Карповка, Котлубань, Конная. Работы выполнялись под постоянным огневым воздействием противника. В ходе боевого задания погибли начальник 97-го УВПС военинженер 2 ранга Чаплин, комиссар 96-го УВПС старший политрук Нестеров, комиссар 325-го УВСР политрук Чернов.

В это время на строительстве приволжских оборонительных рубежей зародилось «койстровское движение», распространившееся затем и на других фронтах Великой Отечественной войны. Зачинатель его – отделение сержанта А.А. Койстры из саперного батальона лейтенанта И.И. Сваричевского значительно перекрывшее высокие нормы дневной выработки грунта при строительстве прибрежных эскарпов. При очень большой норме - 7 кубометров грунта на бойца – каждый строитель этого отделения значительно перекрыл ее, а лично А.А. Койстра выполнил за день восемь норм.

Городской комитет обороны 12 июля принял решение о сооружении 50-километрового среднего обвода – рубежа «Г», окаймляющего окраины Сталинграда. Руководство этим ответственным строительством и выполнение намеченных оборонных работ возлагалось на 24-е и 26-е УОС. В помощь им направлялись тысячи трудящихся города. Разворачивалось строительство укреплений от поселка Рынок до поселка Купоросное.

Две трети трудящихся предприятий и учреждений, все строительные организации города трудились на его возведении, устанавливался 10-, 12-часовой рабочий день. Во всех семи районах Сталинграда были назначены уполномоченные городского комитета обороны по строительству рубежа. Строительство велось с июля по сентябрь 1942 г. Система инженерного оборудования Сталинграда представляла 11 районов обороны (6 на переднем крае, 5 создавали глубину и прикрывали пристани и переправы через Волгу).

В эти дни гитлеровский генерал Ф. Гальдер записал в своем военном дневнике: «Фронт на Дону остановился». Фашистские войска были остановле­ны именно на тех рубежах, которые создавали до этого военные строители. Но враг, не считаясь с потерями, стремился во что бы то ни стало прорваться к Сталинграду. 6-я армия германских войск, имевшая численность 270 тыс. человек, 3 тыс. орудий, около 500 танков и до 1200 самолетов, пыталась пробить брешь в советской обороне и стремительно выйти к берегам Волги.

Нужно было принять все необходимые меры, чтобы остановить дальнейшее продвижение фашистских войск. «Ни шагу назад!» – так требовал приказ Народного комиссара обороны № 227, отданный 28 июля. Для военных строителей он означал, что их задачей являлось быстрейшее создание надежных оборонительных рубежей в сложных условиях непосредственной близости от наступавшего противника, его воздействия по возводимым объектам огнем артиллерии и авиационными налетами. Слова приказа о том, что «отступать дальше – значит загубить себя и вместе с тем нашу Родину», вселяли в каждого строителя Сталинградских рубежей чувство большой ответственности за исход сражений на берегах Дона и Волги.

Оборона на дальних и ближних подступах к Сталинграду была обычной полевой обороной. Что касается построения обороны наших войск в Сталинграде, то она имела существенные особенности. Глубина обороны (не только частей и соединений, но и всей армии) была крайне ограниченной. С 27 сентября до 8 октября острие немецкого наступления переместилось в северную часть города, где находились заводские районы. Здесь обстановка для 62-й армии генерала В. Чуйкова оставалась весьма напряженной. Район, который она удерживала на правом берегу Волги, к этому времени резко сократился. Он имел глубину от 100 м до 2,5 км. Приказы «Ни шагу назад!» и «Стоять насмерть!» под Сталинградом понимались в буквальном смысле.

В подобной обстановке основой построения обороны были здания, приведенные в оборонительное состояние, и баррикады. Они располагались на всю глубину от переднего края до Волги. Оборудованию баррикад уделяли большое значение и Ставка ВГК, и руководители обороны города, и командование. Примерная схема обороны населенного пункта, утвержденная директивой Генерального штаба 9 мая 1942 г., предусматривала строительство баррикад, приспособление зданий и сооружений к обороне. Такое строительство в городе развернулось с начала августа 1942 г.

Комитет обороны, заслушав 8 августа сообщение начальника 26-го УОС И. Маренного и секретаря обкома по строительству И. Бородина, принял меры по мобилизации 15 тыс. сталинградцев на строительство баррикад, возведение линий обороны вокруг тракторного завода, заводов № 264, «Красный Октябрь», «Баррикады». 22 августа комитет принял новое решение «О дополнительных мерах по возведению линий обороны вокруг заводов Сталинграда». 26 августа, заслушав сообщение А. Чуянова о положении в городе, комитет указал на крайнюю необходимость форсирования строительства баррикад, круглосуточного ведения работ с использованием всех ресурсов независимо от их ведомственной принадлежности.

Городской комитет 1 сентября вновь принимает решение о строительстве баррикад: «...немедленно приступить к строительству баррикад вокруг каждого предприятия, с тем, чтобы превратить это предприятие в неприступную крепость для врага».

В директиве Ставки ВГК от 5 октября указывалось на необходимость «превратить каждый дом и каждую улицу Сталинграда в крепость».

В создании системы инженерных заграждений на подступах и в самом городе большую роль сыграли начальники инженерных войск Сталинградского, Юго-Восточного и Донского фронтов генералы А.Ф. Ильин-Миткевич, В.Ф. Шестаков. И.А. Петров, полковник А.И. Прошляков.

В оборонительных операциях на подступах к Сталинграду и в самом городе в период с 17 июля и по 18 ноября 1942 г. военные строители внесли достойный вклад в то, чтобы обескровить врага на создававшихся рубежах и подготовить условия для перехода советских войск в контрнаступление.

В политдонесении начальника политотдела 24-го УОС в Политуправление Донского фронта говорилось: «На многих участках Сталинградских рубежей фортификационные сооружения создавались подразделениями 24-го УОС в условиях непосредственного соприкосновения с врагом, под огневым воздействием противника... Он огнем артиллерии, минометов, пулеметов, а также налетами авиации всячески препятствовал ведению фортификационных работ». Потери подразделений 24-го УОС за период боевых действий в Сталинграде составили 770 человек убитыми и ранеными.

В столь сложной обстановке важную роль играли руководители строительства рубежей. Такими умелыми организаторами в 24-м УОС, действовавшими на ответственных и опасных участках работ, были М. Мальцев, Н. Фомин, С. Козлов, А. Ижиков, А. Краснобаев, М. Вильшанский, Е. Ставицкий, Э. Савченко, А. Глушко, А. Косолапов.

В похожих условиях трудились военные строители 26-го УОС военинженера 2 ранга И. Маренного. После завершения строительства 800 огневых точек, 70 баррикад в городе они получили приказ командующего Сталинградским фронтом укрепить левый берег Волги и острова Сарпинский и Голодный. Работы на островах и в районе Красной Слободки велись под интенсивными огневыми ударами противника. Потери строителей на этих рубежах составили 105 человек убитыми и ранеными. Выполнение 26-м УОС боевой задачи Военный совет фронта отметил правительственными наградами. В числе награжденных начальник 96-го УВПС военинженер 1 ранга И.А. Федоров, начальник 97-го УВПС военинженер 2 ранга В.С. Комаровский, военинженеры А.П. Свешников, П.Ф. Тычинин, В.П. Озеров, воентехник И.М. Гурович.

Видные советские военачальники высоко оценили ту роль, которую сыграли в период сражений на подступах к Сталинграду и в самом городе возведенные строителями укрепления. «Наши войска, – писал об августовских боях Маршал Советского Союза Г.К.Жуков, – опираясь на укрепленные рубежи, героически отстаивали каждую пядь земли, наносили контрудары, изматывали и обескровливали вражеские войска, рвущиеся к Сталинграду».

Хотя оборонительные обводы представляли собой укрепления полевого типа, стойкость войск, занимавших их, была настолько высокой, что немецкая пропаганда, пытаясь оправдать остановившееся наступление 6-й армии Паулюса, называла эти позиции «внутренним и внешним крепостным поясом».

Осень 1942 г. – период самых ожесточенных боев за Сталинград – явилась суровым испытанием для военных строителей, особенно для 24-го и 26-го УОС. Они действовали в боевой обстановке под огнем противника. В считанные дин и часы там, где требовала обстановка, возникали завалы, противотанковые препятствия, бронеколпаки, доты и дзоты. Военные строители трудились с огромной ответственностью и с таким напряжением, какое возможно только в условиях войны, смертельной опасности, нависшей над Родиной. Возведенные ими рубежи немедленно занимались линейными частями.

Спаянные в единое целое мужество воинов и надежность оборонительных укреплений, позволили советским войскам устоять под натиском врага, сохранив свои позиции в Сталинграде. Период с 13 сентября по 18 ноября, когда в напряженных боях отражались штурмы противником города, был временем испытания воли, выносливости и самоотверженности не только бойцов переднего края, но и строителей укреплений е самом Сталинграде и на его обводах. В условиях Сталинграда военные строители создавали и обороняли свои рубежи. До начала контрнаступления наших войск из состава 24-го УОС на пополнение боевых частей было направлено свыше 7 тыс. человек.

Героический подвиг на Сталинградском фронте совершил военный строитель Михаил Паникаха, вошедший в состав одной из боевых частей. Осенью 1942 г. в одном из боев красноармеец Паникаха поджег вражескую бронированную машину. Но на окоп, в котором находились его товарищи, раненые бойцы, двигался другой танк. Воин рванулся ему навстречу, замахнулся бутылкой с горючей смесью. В этот момент в нее ударила пуля. Объятый пламенем, М. Паникаха занес над головой вторую бутылку и с нею бросился на танк, превратив и его в горящий факел. Ценой своей жизни он спас от гибели товарищей.

К 10 октября, к началу боев непосредственно за Сталинград, на городском обводе было отрыто 11 км противотанковых рвов, более 2 тыс. окопов, сооружено 200 дзотов, 820 огневых точек.

Необходимость усиления обороны защитников Сталинграда потребовала привлечения дополнительных контингентов военных строителей. Сформированное на базе 7-й саперной армии в сентябре 1942 г. 36-е УОС получило задание возводить рубеж «Б» севернее Сталинграда на участках Горная Пролейка, Писаревка, Нижние Липки, Арчединская. В составе трех управлений военно-полевого строительства и одной саперной бригады с привлечением местного населения 36-е УОС должно было выполнить большие фортификационные работы.

В условиях сложного грунта, отсутствия транспорта и трудных осенних погодных условий новое управление оборонительного строительства внесло достойный вклад в укрепление обороны Сталинграда, выполнив поставленное командованием Донского фронта задание – создать надежные рубежи для защиты города с севера.

С целью ускорения работ, повышения производительности труда военные строители развертывали рационализаторское движение, применяли разного рода механизмы. О передовом опыте их работы рассказывалось в специально изданной брошюре. Среди многих рационализаторов 36-го УОС особенно творчески работали старший лейтенант П.Д. Евтушенко, воентехник 1 ранга З.Т. Проненко, инженер-капитан Б.И. Шлиосберг.

Большую роль в распространении передового опыта строителей играла стенная печать, боевые листки, сообщения – «молнии». Подобно тому, как воины фронтовых частей вели счет уничтоженных в боях фашистов, так и строители оборонительных рубежей по инициативе передовиков завели свои «боевые счета», где учитывали личный вклад в выполнение заданий командования.

Строительство Сталинградских оборонительных рубежей стало практической школой военно-инженерного мастерства.

Опыт обороны Сталинграда весьма поучителен: здесь произошла «индустриализация» полевого оборонительного строительства. Броня и металлоконструкции наряду с бетоном и железобетоном широко вошли в практику укрепления местности.

Передний край выбирался в зависимости от местных условий за чертой города, на его окраине или внутри района застройки. В черте города широко использовались каменные здания, ограды из прочных материалов, развалины и подвалы крупных домов, система подземных коммуникаций и т.д. Наличие запасов строительных материалов и готовых элементов конструкций, а также строительных организаций с их техникой и кадрами давало возможность быстрого выполнения фортификационных работ. Сама жизнь требовала от строительных организаций и военных строителей не ограничить срою деятельность возведением фортификационных сооружений, а осуществлять весь комплекс основных военно-инженерных работ, выполняемых зачастую в условиях непосредственного соприкосновения с противником.

Всего за период обороны в городе было построено около 2500 различных окопов, 200 дзотов, 37 железобетонных и броневых колпаков, около 450 блиндажей и убежищ, 320 баррикад и приспособлено к обороне 186 зданий.

Родина высоко оценила вклад военных строителей в создание Сталинградских рубежей: 30 тыс. человек было награждено орденами и медалями, в том числе 3200 человек-строителей 24-го УОС.

Упорной, глубоко эшелонированной, опиравшейся на инженерную систему обороны враг был обескровлен и в результате начавшегося 19 ноября 1942 г. контрнаступления, окружения 330-тысячной группировки, разгромлен.

Потери немецко-фашистских войск на фронтах под Сталинградом только с 19 ноября 1942 г. по 2 февраля 1943 г. составили 800 тыс. человек, до 2 тыс. танков и штурмовых орудий, более 10 тыс. орудий и минометов, около 3 тыс. самолетов. Всего за время Сталинградской битвы с 17 июля 1942 г. по 2 февраля 1943 г. армии фашистского блока потеряли около 25% сил, действовавших на советско-германском фронте. До 1,5 млн. солдат и офицеров (с учетом потерь ВВС) было убито, ранено и взято в плен.

В.Н.Маляров СТРОИТЕЛЬНЫЙ ФРОНТ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ Санкт-Петербург 2000

http://www.donnica.ru/publ/stalingrad_battle/stalingrad_battle_hist/oboronitelnye_obvody/43-1-0-66

http://rufort.info/library/malyarov/malyarov.html


  • 1
Интересно! Проезжал мимо такого знака и не знал, что он обозначает...

И кто сейчас способен сосчитать вклад военных строителей в цифры немецких потерь... Сколько русских жизней сохранено их трудами.

Надо сказать и немцы запертые в котле использовали остатки этих укреплений для организации обороны в начале 1943 года против наступающих от Калача частей советской армии.

Спасибо, утащил ссылку на rufort в тему про Сталинградские обводы.

Информацию и мои собственные фотографии бетонных памятников содрали с моего собственного сайта donnica.ru, спасибо хоть ссылку на сайт оставили. Хоть бы разрешение спросили на публикацию.

  • 1